Динара Сафина: «Хочу воспитывать чемпионов»

Откровенный разговор с экс-первой ракеткой мира, замечательной российской теннисисткой Динарой Сафиной.





- Динара, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит в вашей жизни?

- Сейчас, конечно, сложный момент. Можно сказать, что все проекты и планы в данный момент поставлены на паузу из-за непростой ситуации в мире. Однако, мое желание реализовать все задуманное, конечно, осталось. Все в силе. Я по-прежнему хочу работать в теннисе, быть тренером. Это мое. Просто пока мы все ждём.

- Мы разговариваем по вотсапу, вы сейчас в Испании. Постоянно там живете? Или в Монте-Карло?

- Нет, я просто бываю здесь. А живу я в Монако.

- В одном из интервью, вы говорили, что, выходя на корт, после окончания карьеры, испытывали довольно неприятные ощущения. Это состояние все ещё присутствует?

- Да, понимаю, о чем вы. Мне тогда многие писали и звонили, спрашивали, как же так. Конечно, тогда я больше на эмоциях это сказала. Надо понимать, что это было просто такое время, такие мысли. Я ведь закончила карьеру не потому, что решила, что пришло время, а из-за травм.

Сейчас я получаю удовольствие, выходя на корт. Это то, что я люблю. Я хочу тренировать, хочу делать из ребят чемпионов. Это моя жизнь. Хочу посмотреть, что я могу.

- Вы так же говорили, что работать в Монако тренером не можете из-за особенностей системы. Можете чуть подробнее об этом рассказать?

- Там совсем другие правила. Чтобы прийти в клуб и работать с кем-то, нужно быть частью этого клуба. То есть, только если ты тренер этого клуба, ты можешь тренировать. Я прихожу, играю, никаких проблем, но именно заниматься с кем-то нельзя. Более того, это не просто на уровне рекомендации, это строгие правила. Я могу с кем-то играть на корте, но мне нельзя даже подсказывать. В России можно арендовать корт, прийти с учеником и заниматься, в Монако это позволено только тренерам клубов. К этому здесь относятся серьезно, я просто принимаю эти правила.

- Какие вообще сейчас перспективы с работой у вас? Чем вы планируете заниматься?

- Мне, конечно, очень интересно работать с девочками. Начиная лет с 14, создать небольшую группу, именно из тех, кто по-настоящему хочет добиваться успехов, кто готов для этого много работать. Я буду сама вести эту группу, разрабатывать все планы, следить за всем. То есть, это такая группа под моим четким и постоянным руководством. Вот этого я хочу.

- Слышал, что вы работали с Софьей Кенин.

- Я не работала с ней, не знаю, почему вдруг в какой-то момент многие решили, что я ее тренирую. На самом деле, я знаю Соню давно, с тех пор ещё, как она играла турниры ITF. Мы тогда познакомились с ней и ее папой.

Соня - невероятно талантливая! Уже тогда было очевидно, что ее уровень гораздо выше тех турниров. Просто они были нужны, чтобы набирать очки, подниматься в рейтинге.

В этом году меня позвали играть на Турнире Легенд в Мельбурн во время Открытого Чемпионата Австралии. Мы увиделись, она попросила поддержать. И выиграла тот матч. А в теннисе, вы же понимаете, все суеверные. Раз я пришла, раз она при этом выиграла, значит я принесла удачу. И она попросила опять прийти, а потом выиграла в Мельбурне. Я была очень за неё рада!

Вообще, конечно, поразительно. Она ведь ещё и в финале Ролан Гаррос играла. К сожалению, там не получилось победить. То есть, у неё победа и финал на турнирах Большого Шлема в таком скомканном сезоне, поразительный результат.

- Скажите, а вариант с работой в России вы рассматриваете?

- Мы периодически общаемся с Шамилем Анвяровичем, мы на связи, но до конкретики не доходит. А так, конечно, мне было бы интересно поработать, например, со сборной командой. Может, с основной, а может и с молодыми девочками, которые на подходе к первой команде.

Сейчас капитан национальной команды Игорь Андреев, мы хорошо друг друга знаем, столько лет уже знакомы, я к Игорю очень хорошо и тепло отношусь. И я считаю, что мужчина-капитан это очень правильно. Но, конечно, в тренерском штабе должна быть и женщина, чтобы можно было обсудить, посоветоваться. У девочек ведь совсем другая психология, свои особенности. Поэтому, конечно, мне было бы интересно поработать со сборной.

- А в чем вообще отличия работы в России и в Европе?

- Да нет такого, чтобы что-то в самой работе было совсем иначе. Вопрос в условиях. Думаю, в Европе они лучше. Во-первых, более мягкий климат, что позволяет дольше заниматься на открытых кортах. Девочки ведь уже лет с 14-ти начинают профессиональные карьеры, то есть постоянно нужно тренироваться. А это ведь не только корты, но и ОФП. В России часто это два разных места. В Европе все более компактно, все в одном месте.

Конечно, в Европе, например, не так много закрытых кортов, что можно было бы назвать минусом. Потому что в зале проще в каком смысле. На улице тебе все мешает: солнце, ветер, звуки, а в зале ты на это не отвлекаешься. Привыкнуть к закрытому корту - 3 дня, плюс-минус. При переходе на улицу это уже где-то неделя обычно. Везде если свои особенности.

- Вы ведь даже какое-то время работали в Федерации тенниса России.

- Это не совсем точная формулировка. Меня тогда назначили куратором, я там пробыла 2 месяца. Мы потом поговорили и поняли, что эффективность такого сотрудничества очень мала. Невозможно курировать игрока на расстоянии, для этого необходимо находится с ним постоянно. Конечно, я могу посмотреть даже по телевизору матч и сказать, какие у кого ошибки. Но игрок и сам наверняка знает, где у него есть слабые места. Поэтому именно для работы над этими ошибками необходимо быть на корте. Творить на корте. Ездить с ним на турниры. Я получаю от этого очень много энергии, заряжаюсь такой работой.

Вообще, я точно могу сказать, что мое место - корт. Кому-то больше нравится организаторская работа, быть в офисе, но это не для меня. Я не говорю, что это хуже или лучше, все индивидуально ведь.

- Динара, вы - представитель легендарной спортивной семьи. Удивительно, что брат и сестра добились таких успехов в одном виде спорта. Какие у вас отношения с Маратом? Вы часто общаетесь?

- У нас замечательные и очень близкие отношения. Мы можем дней пять не писать ничего друг другу, а потом созвониться и долго разговаривать. Мне повезло, что у меня такой брат. Я могу с ним обо всем поговорить, посоветоваться.

- Интересно, никогда не возникало у вас желания создать что-то вместе с Маратом?

- Это интересная мысль. Вы ведь имеете в виду, создать школу или академию? Понимаете, это очень недёшево. Сейчас трудно найти инвестора, который готов вложиться в школу с нуля. Возможно, конечно, что какой-то школе, которая уже существует, будут даны наши имена и работать в ней.

Марат хотел свою школу, я это знаю. И мне идея нравится. Тем более, как вы заметили, это ведь и правда уникально: брат и сестра - первые ракетки мира. Мы совершенно точно не отвергаем такую идею. Посмотрим, может, когда-то такое и случится.

- А вы слушали комментарий Марата на Первом канале в прошлом году?

- Это было очень поздно, я не смогла до конца досмотреть (смеётся). Но меня нисколько не удивило, что у него так хорошо получилось. Марат знает, как говорить, он, конечно, отлично разбирается в самом теннисе. Он может объяснить именно не терминами, а простыми словами, чтобы было интересно смотреть даже тем, кто первый раз видит теннисный матч. У него отличное чувство юмора. Словом, получилось замечательно.

Марат вообще человек творческий, поэтому ему нужна волна, особый настрой, и тогда все получается. Знаю, что его зовут иногда прокомментировать матч, но он пока отказывается, говорит, что-то не тот настрой. А тогда все сошлось, конечно.

- Вы ведь тоже комментировали матчи на Евроспорте.

- Да, было такое. Мне очень понравилось, я люблю комментировать. Но дело в том, что у них сейчас есть свой штат комментаторов. Поэтому, если звать меня, например, получается кто-то из своих за бортом оказывается. Это, наверное, не очень правильно. Все-таки это их постоянная работа, они получают за это зарплату.

- Динара, если не возражаете, давайте обсудим заметные события в теннисном мире за последнее время. Очень интересно ваше мнение.

- Конечно, давайте.

- Тогда начнем с пандемии.

- Знаете, я недавно была на турнире в Санкт-Петербурге, видела, как игроки постоянно носят маски. Мне их правда очень жаль. Даже у Андрея Рублева спросили, что он сделает первым делом, когда все закончится и он ответил: Я сразу выкину маску. Это правда тяжело. Ещё очень давит, что постоянно проходит тестирование, бывают ложноположительные результаты. И тогда тебя снимают сразу с турнира, изолируют. Мы как раз в Питере видели, когда Андрей выиграл титул, его мама даже не могла спуститься к нему, чтобы обнять сына, поздравить. Сказать, как им гордится. Марина Андреевна говорила с ним через экран, потому что иначе - никак. И это очень грустно.

- А конкретно на вас это сильно сказалось?

- Конечно, нельзя не почувствовать. Многие игроки не могут прилететь тренироваться. Многие турниры отменились. Мне очень интересно, как будут составлять календарь на следующий сезон. Как будут проводиться детские, юношеские турниры. Это ведь и для организаторов большая ответственность.

А представьте, какой-нибудь маленький городок, там проходит турнир. Для допуска и поездки, возможно, надо будет получать разрешения от Министерства спорта, например. Будет ли легкой эта бумажная волокита? Вряд ли. Посмотрим, как будет дальше.

- А на бытовом уровне?

- В Монако пока маски не требуют носить на улице. Конечно, надеваешь, когда заходишь в магазин, например. Я просто соблюдаю все правила, принимаю ситуацию, как данность.

- Хорошо. Давайте теперь о персоналиях. Прошлый сезон Даниила Медведева.

- Конечно, в том году он показал просто сумасшедший результат. Особенно конец сезона, финал в Нью-Йорке, победы на крупных на турнирах. В этом году ему чего-то не хватает, но так часто бывает после большого успеха. Для этого нужен опыт. Чем дальше, тем будет легче справляться с давлением. (Мы разговаривали с Динарой до победы Даниил Медведева на Мастерсе в Париже - прим.ред.).

- Дарья Касаткина. У Даши, очевидно, тоже случился спад.

- Я очень переживаю за Дашу всегда! Она очень хорошая. Иногда даже возникает желание позвонить ей, сказать, что если что-то требуется, что я всегда готова ей в чем-то помочь, может, подсказать.

Спад  Наверное много факторов сказалось. И смена тренера. Она будто чуть ушла из игры. Хотя у Даши очень хороший арсенал. У неё отличное вращение справа, например, одно из лучших в Туре. Думаю, это нервы, есть много нюансов. Где-то не так подошёл к мячу, где-то рука дрогнула.

Главное, чтобы ей было комфортно. Не нужно расстраиваться из-за рейтинга. Когда игра идёт, то и рейтинг быстро вырастет. Главное именно свою игру обрести. Очень хочу, чтобы у Даши получилось.

- Андрей Рублев.

- У Андрея просто супер команда! И это заслуга игрока и команды, что они смогли преодолеть трудности. Была и травма тяжелая, был спад. Но испанцы спуска не дают, они привыкли пахать. И для Андрея это хорошо, потому что он - фанат тенниса. Он всегда выкладывается, всегда стремится к победам, к улучшению результат. И, что важно, не останавливается и не сбавляет оборотов, когда достигает какие-то промежуточные цели. Андрей знает, что делает.

- Ситуация с дисквалификацией Новака Джоковича на US Open. Когда он попал мячом в судью.

- Знаете, правила есть правила. Я прекрасно понимаю, что это было очень тяжелое решение для судьи на вышке, для супервайзера. Ты снимаешь первую ракетку мира, конечно, это непростой шаг. Однако, он полностью соотносится с правилами. Если бы этого не произошло, наверняка, другие игроки не поняли бы, что за особый подход такой. Это было единственно правильное решение. Для Новака это будет уроком.

- Динара, когда у вас появляется свободное время, вы часто смотрите сериалы?

- Не могу сказать, что я прямо фанат сериалов, очень спокойно к ним отношусь. Сейчас вот смотрю Шерлока. Жаль, что не видела раньше, хороший сериал.

- А что из литературы вы сейчас читаете?

- Сейчас я читаю Ночь нежна Фитцджеральда.

- Многие спортсмены, завершив карьеру, пробуют себя в неспортивных проектах. Кто-то поёт, кто-то снимается в фильмах. У вас нет желания попробовать себя в чем-то новом?

- Как раз сейчас я участвую в благотворительной акции. Вместе с брэндом Myshkyn (https://instagram.com/mishka_shopping?igshid=1baahpv51xtn1) мы выпустили очень милые шапочки. И часть средств пойдет в фонд Дом с маяком. Это благотворительный фонд, который помогает неизлечимо больным детям. Шапочки будут с моим автографом. А чуть позже мы разыграем 20 мячей, я на каждом обязательно распишусь.

- Динара, какой вы видите свою жизнь через 10 лет?

- Ох, непростой вопрос (смеётся). Я очень хочу семью, детей. Хочу самореализоваться. Надеюсь, к этому времени мои ученики уже будут победителями крупных турниров. Надеюсь, смогу вырастить чемпионов. И вот тогда, возможно, я, например, открою свой ресторан или что-то в таком духе (смеётся).